Огни на горе или Спасработы вхолостую

Автор: enakievets от 30-08-2013, 20:32, посмотрело: 1279

0
Доброго времени суток, друзья!

Я хочу рассказать вам об удивительной истории, которая случилась со мной в ночь с 18 на 19 августа в Архызе, на Софийских ночёвках. Сразу оговорюсь – во избежание всяких инсинуаций – я не выношу суждений и не имею своей целью развести здесь флуд на 100500 комментов; единственное, что я делаю – излагаю факты, стараясь ничего не исказить. Надеюсь, вы меня поняли, а дальше – решайте сами, как относиться к тому, о чём пойдёт речь. Спасибо.

Итак, с 10 по 23 августа я участвовал в учебно-тренировочных сборах, которые ежегодно проводит секция детского туризма клуба «Планета» в районе Архыза на поляне Ледовая ферма у подножия Софии. В этом году вышло так, что я выполнял функции инструктора старшего отделения сборов.

После недели акклиматизационных выходов и учебных занятий старшее отделение было направлено на учебное восхождение на вершину Надежда 1Б к.т., дело было 18 августа. Всего со мной пошло наверх 16 человек, среди них один инструктор и два стажёра. День выдался пасмурным и туманным, на водопадах по пути на Спартаковские ночёвки нас накрыло облако, дальше просто моросил мелкий противный дождь. Мы прошли два бивуака – один над водопадами на Ложке, а второй на Спартаковских ночёвках. Оставаться на Спартаковских мы не стали, а двинулись выше, на Софийские, или как их ещё называют, Песчаные ночёвки. Поднялись без происшествий, долго не могли найти места под 4 палатки, так как наверху уже стояли 5 палаток, и ещё два человека поднялись снизу незадолго до нас. Я ходил знакомиться с соседями, ими оказались Алексей из Красноярска и Арсений из Питера. Потом долго искали чистую воду, пережидали дождик, готовили есть. Наконец устроились, поужинали, стали готовиться к отдыху.

Ровно в 20 часов 35 минут я вышел из палатки, сел, взял в руки гитару, посмотрел на вершину Софии и увидел на ней огни. Два фонаря на расстоянии примерно 100 метров друг от друга, один чуть выше, другой ниже по гребню, верхний метров на 100 ниже вершины. Фонари светили в сторону ночёвок и вразнобой мигали. 5 минут мы все наблюдали за фонарями, но они не двигались с места и не переставали мигать. Я пошёл в соседний лагерь посоветоваться, так как азбуки Морзе не знаю, и в подобных ситуациях прежде не бывал.

Ребята тоже смотрели на гребень, где продолжали мигать фонари, и пытались определить, что за сигнал они передавали. С ними был ещё один мужчина, один из тех, что поднялись незадолго до нас, он сказал, что знает азбуку Морзе, но не может расшифровать сигнал, что получается бессмыслица. То есть фонари не передают нам SOS на морзянке (три коротких – три длинных – три коротких), и одновременно с этим не передают альпинистский SOS (шесть коротких сигналов за минуту – минута перерыва и повтор), вообще непонятно, что происходит. Чтобы убедиться, что фонари мигают именно нам, мы подали несколько сигналов, и фонари на гребне их повторили, из чего мы сделали вывод, что сигналят именно нам. Из исходных данных о группе наверху у нас имелась следующая информация, полученная из разговора Алексея с руководителем группы восходителей: всего наверху 9 человек, из них 2 женщины, руководитель – единственный опытный участник (по его собственным словам), снаряжение по минимуму (4 штурмовых рюкзака на девятерых), всего 2 верёвки; на восхождение по маршруту 2Б к.т. вышли поздно – между 11 и 12 часами дня. Также нам было известно, что где-то внизу стоит базовый лагерь группы восхождения, откуда утром на снежные занятия приходили дети.

Между тем прошло уже 20 минут, время 20.55, совсем стемнело, фонари по-прежнему неподвижны и продолжают сигнализировать. Посовещавшись, мы решили, что единственное, что мы можем сделать – идти за помощью. Мы исходили из следующих предпосылок: 1) уже почти ночь; 2) наверху группа в составе 9 человек с недостаточным снаряжением уже 20 минут подаёт нам знаки, не сходя с места; 3) у нас нет связи с людьми на вершине, мы вообще не знаем, есть ли у них рации; 4) до 7 часов утра у нас нет связи с нашим базовым лагерем на дне ущелья; 5) мы должны исходить из наихудшей возможности, значит, не исключено, что у них наверху авария или травма; 6) наверху вполне может не оказаться человека, знающего азбуку Морзе или альтернативные сигнальные комбинации; 7) полдня шёл дождь, а они, похоже, решили ловить холодную на гребне; 8) спасработы силами наших трёх групп организовать невозможно. Единственное, что оставалось – спускаться вниз, по пути попытавшись найти базовый лагерь группы восхождения, и звонить спасателям (прецеденты спасов на Софийских ночёвках уже были: в 2006 году на Надежде сильно побились две связки, совершавшие ледовое восхождение по маршруту 2Б к.т.).

Я вернулся к своим, изложил им ситуацию и сказал, что мне придётся спускаться вниз за помощью. Старшим остался инструктор Александр, а со мной вызвался пойти наш стажёр Гриша, которому, к слову, в этот день исполнилось 18 лет. Ещё с нами пошёл Арсений из Санкт-Петербурга. Мы начали спуск в 21.10, фонари на гребне по-прежнему мигали и не двигались с места.

Вы когда-нибудь бегали ночью по горам? Если нет, и не пробуйте, удовольствие маленькое. Радовало только то, что в этом районе и конкретно в этом ущелье особенно некуда падать, да и местность нам была знакома. Но, тем не менее, ночью в свете фонаря тропа всё время терялась, и местами нам приходилось бежать напрямки через морены и прыгать через ручьи, стараясь самим не попасть в аварию. Примерно в 21.30 мы спустились на Спартаковские ночёвки, разбудили руководителя группы, спросили, не знает ли он, что за группа засела на горе, и нет ли у него связи с ущельем. На все вопросы мы получили отрицательные ответы, помощь нам также предложена не была. Мы продолжили спуск. Около 22.10 мы спустились до уровня Ложка и стали пробираться к лагерю, который приметили днём. В лагере мы долго не могли разбудить начальника, первыми проснулись дети и стали шуметь, наконец, из палатки показалась женщина, по виду начальник, представилась Светланой Даниловой (мы с ней пересекались несколькими днями ранее, поэтому узнали друг друга). Светлана ответила, что это их группа ушла на Софию и не вернулась в контрольный срок. Мы описали ситуацию, спросили, есть ли связь с группой, но оказалось, что все рации ушли на гору. Светлана как зам.руководителя сборов попросила нас спуститься вниз и вызвать помощь, дала телефон ПСО, а также полную информацию о группе: 9 человек, руководитель Кравченко Н.И., город Королёв, номер группы в списке ПСО 142. Мы пообещали сделать всё возможное и продолжили спуск. Около 23.00 пришли в базовый лагерь УТС клуба «Планета». Начальник нашего лагеря, Лыкова В.А., смогла договориться с местным водителем Хусеем, который, взяв меня с собой, поехал на связь. В ПСО мы не дозвонились, телефон оказался выключен, поэтому Хусей звонил своему другу в Архыз, а тот уже звонил в МЧС. В итоге МЧСовцы пообещали прислать вертолёт к утру. Когда мы с Хусеем вернулись на Ледовую ферму, он сказал, что зря мы, мол, тревогу били, скорее всего, завтра сами спустятся. Я ответил, что лучше уж в случае чего отвечать перед МЧСовцами, чем перед своей совестью, но он только махнул рукой.

После этого мы приняли решение возвращаться наверх, чтобы завтра иметь возможность продолжить программу сборов. По пути обратно зашли в лагерь к Светлане, передали ей ответ спасателей. На Софийских ночёвках были в 3 часа утра, по договорённости я вышел на связь с лагерем; фонари уже не светили. Александр сказал, что ещё больше часа после нашего ухода, они наблюдали огни на гребне, потом к ним присоединился ещё один фонарь, и около 22.30 сверху перестали подавать сигналы, вершина скрылась в облаке.

Следующим днём 19 августа мы благополучно прошли свою 1Б, наблюдали, как над Софией пролетал вертолёт, и ждали новостей. По рации ничего толкового нам не передавали, хотя у нас в базовом лагере на Ледовой ферме находился руководитель спасателей. Только в 16.00, когда мы уже сворачивали бивуак, на леднике появились первые точки – группа в составе 9 человек спускалась сама. В 17.00 мы с красноярцем Алексеем встретили Кравченко, руководителя группы из Королёва. На наши вопросы он отвечал расплывчато. На вопрос, что же произошло, ответил, что описание на Софию предполагает прохождение маршрута за световой день, в то время, как «на самом деле», там работы на полные сутки. Сказал, что с ним были такие «звери», так они хотели на вершину, что вышли наверх только в 1 час ночи, и остановить их было никак нельзя (хотя пилот вертолёта по рации передавал около 11 утра, что группа на спуске разделилась, и «часть людей вылезало налегке наверх» http://www.risk.ru/users/heli2day/199356/). Потом, по выражению Кравченко, они «по-чёрному схватили холодную». На вопрос, зачем подавали нам знаки, ответил, что никаких знаков вниз они не подавали, а двигались по гребню. Все остальные вопросы либо обходил молчанием, либо просто улыбался. Приставать с расспросами к участникам мы не стали, рассудив, что и они с нами не захотят разговаривать.

Мы ушли, предоставив ребятам из Королёва самим приходить в себя, так как от нашей помощи они отказались.

Итак, что мы имеем?

Я лично наблюдал неподвижно мигающие фонари на гребне Софии в течение 35 минут, мои ребята наблюдали их ещё полтора часа после моего ухода вниз, и не верить им у меня нет ни малейшего повода. При этом руководитель «аварийной» группы утверждает, что никаких сигналов не было. Вы можете отличить движущийся фонарь от неподвижного? Я вроде могу.

Далее, фактически получается, что мы впустую загрузили МЧС – на счастье, в это время на вертолёте возили иностранного фотографа, и он согласился облететь гору ещё раз, а так вообще-то, вызов вертолёта влетает в копеечку.

Тем, что два руководителя ушли за помощью, мы ослабили собственную группу, и если бы мы не запёрлись назад глубокой ночью, наше маленькое восхождение не состоялось бы, вся группа спустилась бы вниз. Да и бегать ночью по горам - не самое безопасное занятие в мире.

В результате же, так как «аварийная» группа в конце концов спустилась самостоятельно, получается, что хорошо уже то, что Кравченко Н.И. не стал на нас наезжать из-за «ложного» вызова спасателей, иначе конфликта было бы не миновать.

Вот, собственно, и вся история.

На одной стороне «спасы вхолостую», напрасно потраченные в беготне вверх-вниз по ущелью Ак-Айры полночи и полкилометра нервов, даром (вот уж действительно повезло, что даром)побеспокоенное МЧС.

На другой – реальная угроза людям в горах, ведь если бы там был пострадавший, то наше бездействие могло бы его убить.

В общем, оправдываться я, пожалуй, не стану. Так как считаю, что лучше уж проделать напрасную работу, чем потом искать оправдания своему бездействию. И тут каждый принимает решение сам. Я свое описал, а Вам остается право на собственное мнение.

С уважением, Провоторов М.В.

Категория: Каталог статей / Статьи о туристах и туризме / Заметки туристов

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.