Памирские беглецы

Автор: enakievets от 3-10-2012, 23:40, посмотрело: 2625

0

Небольшой рассказ и фотографии о том, как мы во время спецоперации в Хороге на Памир ходили.

Собираясь в этом году на Памир, заезжая в Музкол из Оша, предвкушали легкую дорогу. Полтора года назад зимой из Душанбе ехали 2 дня по страшной размытой, обледенелой трассе.

Но за неделю до старта пришли тревожные новости http://www.risk.ru/users/avestiec/194732/

В Хороге спецоперация. Выдача пропусков в Бадахшан приостановлена. Со стороны Душанбе Памирский тракт закрыт.

Позвонили в турфирму, через которую забрасывались, пропуска сделать успели, спецоперация в разгаре, но с Киргизией граница открыта, должны пропустить.

В Оше загрузились в джипы и поехали. Перевал Кызыл-Арт и границу проскочили без проблем, сообщив что южнее Мургаба не собираемся. Сходили-погуляли по долине реки Чинсу, занесли заброску.

В 50 км от Мургаба сломался один из джипов и мы, оставив вещи, пересели во второй и поехали дальше.

Перед Мургабом джип остановил военный патруль. Меня забрали в "заложники”, остальным велели ехать следом. Привезли на заставу, расположенную на территории Мургаба, а затем к зданию местного КГБ.

Военные сообщили, что несколько часов назад, уже после того как мы въехали, Таджикистан закрыл для иностранцев границу с Киргизией. Нас всех поочередно вызывали к начальнику КГБ и допрашивали, разговаривали о разном, вопросы от стандартных, до "Как ты попал в Турклуб МАИ?” и "Почему разбился ваш Суперджет?”. Всех обязательно спрашивали про путешествия по Афганистану, всех, кроме Дениса, ходившего в прошлом году на Ношак. Допрос дался группе тяжело, все и так устали, Алену тошнило от высокогорной дороги через перевалы Кызал-Арт (4200) и Акбайтал (4600) и нескольких бессонных ночей. Наконец, нас отпустили спать в гостиницу, велев утром придти с маршруткой и картой.

Как же мы с Игорем ругали себя, когда зайдя утром в КГБ, узнали, что ГБАО закрыта для иностранцев и нас срочно депортируют в Киргизию, ведь утром могли взять машину и уехать подальше в горы. К нам приставили вооруженную охрану и отвезли в гостиницу собирать вещи. Попытки договориться ни к чему не привели. Приказ о нашей депортации дан в Душанбе и, по словам КГБшников, согласован с российским посольством, от местных начальников ничего не зависит.

Для себя мы решили, что всеми способами будем стараться остаться на Памире, иначе сезон потерян. Запланированный как запасной вариант маршрута по Заалайскому хребту для нашей группы не очень подходит. Для полноценной 6ки в высоком, но менее техничном районе нужно подниматься на пик Ленина или идти перевалы выше 6500. А у нас на пятерых "высотников” три человека с опытом 5000, особо не разгуляешься.

За свои деньги мы ехать в Киргизию отказались. Начались переговоры. КГБшники сказали, что у них есть грузовик, готовый вывезти нас в Бордобу, но оплатить бензин должны мы сами. Дальше тянуть время не получилось. Поехали. Мы в грузовике, за нами машина сопровождения с начальником КГБ, кем-то старшим от пограничников и двумя автоматчиками.

Перед перевалом Акбайтал грузовик сломался, совсем не едет в гору. Машина сопровождения, оставив охрану, уехала в Мургаб за бензонасосом. Через два часа вернулись. Грузовик проехал еще с километр и окончательно сломался. На что водитель - памирец сказал: "Если девять человек не хотят ехать, машина тоже никуда не поедет”

Наш грузовик и машина сопровождения на Памирском тракте

Время позднее. Нам разрешили встать на ночевку. Машина сопровождения уехала на заставу в Каракуль за новым транспортом, оставив с нами только водителя грузовика. Отойдя под берег реки на 300 метров от дороги, разбили лагерь, поужинали и легли спать.

Ночью пришли два пограничника с автоматами, сообщили, что у них приказ срочно доставить нас на границу, машина есть. Соврав, что одной из девушек от высоты плохо с сердцем и до утра мы никуда не поедем, вернулся в палатку. Пограничники ушли ждать к машинам.

Решив, что другого шанса остаться на Памире не будет, быстро собрали лагерь и вышли. Во время допроса в Мургабе выяснилось, что пограничники, в основном выходцы с запада Таджикистана, не знают местных гор. Для побега мы выбрали долину, расположенную в четырех километрах ниже по тракту, там нас сразу искать не станут, а бросятся в долины, расположенные напротив места ночевки. Несколькими часами ранее Андрей и Алена уже разведали оптимальный маршрут захода в ущелье.

Памирский тракт

Вышли тихо, без фонариков. Но на высоте 4100, когда с выезда из Оша не прошло и двух суток, быстро не побегаешь. Минут через 40 исчезновение обнаружили. Внизу забегали фонарики, машины, включив дальний свет, осветили склоны гор. Крики "Ложись!” Фары светят прямо на нас. Кто-то успел уйти за перегиб, кто-то залег на склоне. Луна ярко светит на преследователей, им против такого света нас не увидеть. Подхожу к ребятам, говорю, что все нормально. Встаем и уходим.

По долине прошли еще около 9 километров, спрятались за старой моренной грядой, легли спать. Выше идти не было смысла. Высота 4300, а ночью мы, не акклиматизированные, вполне набегались. Если идти дальше, придется кого-то спускать с отеком и самим сдаваться властям. Решили, будь что будет.

В эту долину искать нас никто не сунулся, может, не так и нужны были. Мы за два следующих дня отдохнули, погуляли и акклиматизировались, на 3й перевалили 5000 перевал. Начался 30ти дневный маршрут по Памиру.

В заключительный день маршрута выходили к переправе через реку Кокуйбель и дороге на Гудару, откуда нас должны забрать машины. У переправы стояла Нива начальника КГБ. Мир тесен. Узнали что иностранцам по-прежнему запрещено нахождение на территории ГБАО. Пообщались, пообедали, заплатили штраф. А он дал нам зеленый свет на границе, что для нас с просроченными пропусками и без регистрации – удача. Расстались почти приятелями.

Когда, проезжавшие мимо работники Национального парка вместо штрафа угостили бутылкой водки, стало ясно, что в Средней Азии нужно только чего-то сильно захотеть и суметь воспользоваться обстоятельствами.

Далее фоторассказ о нашем походе.

На первые дни специально не стали планировать сколько-нибудь сложных препятствий. Основной целью было не спешить и хорошо акклиматизироваться. За 8 дней прошли следующий маршрут:

устье р. Сасыксу (4040) – р. Гурумды – разведка пер. Джалан до 4814 – пер. Взаимопомощи (5047) – р. Джалан (4085) – р. Сасыксу – р. Кызылджилга – пер. Погребецкого (5040) – рад. вер. Зуб Погребецкого (5490, п/в) – р. Акбайтал– пер. Памирских Беглецов (4704, п/п) – р.Чинсу – спуск за заброской до устья р. Чинсу (4310) – пер. Зорташкол (5080) – р. Зорташкол – занос заброски по лев. притоку р.Зорташкол

Из-за сложностей с заездом планы пришлось скорректировать, вместо долины Пшарта начали с реки Гурумды, но пройдя простой перевал, который назвали Взаимопомощи, вышли на запланированный маршрут.

Все это время оставалась вероятность, что нас все-таки найдут, большинство долин проезжаемы для автотранспорта до начала ледниковых морен. Сохранялось некоторое напряжение.

Вместо выхода за заброской к Памирскому тракту, решили не рисковать и придумали пройти новый перевал в верховья реки Чинсу. А уже оттуда радиально прогулялись за заброской. Прохождение перевала оказалось удачным решением, так как нам предстояло затащить на перевал Зорташкол (5080) снаряжение и продукты на 27 дней, а челночить из верховьев реки Чинсу намного ближе.

Долина Гурумды

Долина Сасыксу

Снежное утро

Долина Акбайтала

Спустившись с перевала Зорташкол оставили следующую заброску и вышли на первое кольцо. Теперь можно было расслабиться и спокойно отдыхать в горах, здесь нас найти никто уже не мог.

Брод через Зорташкол

С выходом на траверс вершины Удобная (5940) началась нетипичная для Восточного Памира непогода. С той или иной силой снег шел последующие 9 дней. Изначально планировали траверс гребня до Биткаи Зап. (6074). Подниматься на Удобную пришлось в сложных погодных условиях, местами проваливаясь в снег по грудь, на гребне карнизы в обе стороны, при видимость в 30 метров. Заночевали рядом с вершиной. Улучшение погоды, наметившееся было с утра, сменилось сильным снегопадом. На спуске из под ног сходили лавины свежего снега. Выйдя на перевал Музкол, решили, что продолжать траверс в таких условиях не безопасно, нужно как можно быстрее уносить ноги. Пошли по запасному варианту, спустившись с перевала на юг и обойдя массив Биткаи через перевалы Переметный и Советских Офицеров Восточный.

На заднем плане перевал Музкол

Слева в.Удобная(5940), по центру пер. Музкол, правее в.Биткая(6007)

Перед выходом на северный гребень в.Удобная

Вид из лагеря на северном гребне Удобной

Ночевка рядом с вершиной. Справа пик Чатагай (6133)

Западный гребень Удобной

К перевалу Советских Офицеров Вост. непогода не закончилась. Просидев в палатке половину дня без видимости, решили ни куда не рыпаться, а предварительно обработать скальную стену перевала. Скалы покрыты корочкой льда, на ключевом участке пришлось даже немного поИТОшить.

Каменный идол на перевале Переметный (5440)

На перевале Переметный

Парит стена Биткаи (6074)

Перевал Советских Офицеров Восточный

Спускаемся на север

На пик Двуглавый (6148) совершили второе восхождение, по новому маршруту, через перевал Двуглавый, по Ю-З гребню.

Южные склоны пика Двуглавый

Снежные ванны

Седловина перевала Двуглавый

Ю-З гребень пика Двуглавый

Двуглавый (6148) с пика Советских Офицеров (6233)

В информации по перевалу Советских Инженеров (5690) большая путаница. Кто-то вешает 11 веревок и пишет что это хорошая 3А (первопроходцы), кто-то 4 веревки и оценивает перевал как 2Б. В классификаторе он вообще указан как перевал Советских Офицеров. На самом деле у перевала 2 седловины, расположенные с разных сторон вершинки-жандарма, северная посложнее, южная - попроще. Мы прошли более сложный вариант.

Восточный склон пер. Сов.Инженеров

Слева пик Двуглавый, по центру его Ю-З гребень, правее две седловины пер.Сов. Инженеров, наша правая

Наледь в долине левого притока р.Зорташкол

пик 6123 – последний отдельно стоящий непройденный шеститысячник Музкола. Мы предприняли попытку подняться на вершину по северному гребню с перевала Муркалла (5493). Как и на других гребневых участках, этим летом, местами в снег проваливались по пояс, от напряжения снежного покрова падали карнизы. На высоте 6000 развернулись и начали спуск. Снежная пурга усилилась, пропала видимость. Северный гребень вершины сложен из не очень приятной конгломератной мягкой породы, перила крепили, забивая ледоруб клювом в склон. Чтобы спуститься последнему и сдернуть веревку пришлось вырубать в конгломерате столбик под петлю.

На следующее утро погодные условия позволяли повторить попытку, но желания и сил не было. В группе несколько человек были простужены, да и остальные немного подустали после 9 подряд ночевок выше 5000 метров, хотелось вниз на травку.

Северный гребень вершины 6123

Слева вершина 6123 и ее северный гребень

На заднем плане справа пик Зорташ (6121)

По абсолютным высотам район не очень высокий, пик Советских Офицеров всего 6233 метра. Но для классического высотного похода, не хватало только радиалок на семитысячники, больше половины ночевок на маршруте выше 5000 метров, часть из них под 6, за месяц ни разу не спускались ниже 4000.

Горы на Восточном Памире сложены из мягкой хорошо размываемой породы. Прозрачные утром реки и ручьи к вечеру окрашиваются в яркие краски. Хочешь на ужин зеленого чая идешь к одному ручью, красного – к другому, черного – к руслу основной реки.

Слева - перевал Советских Офицеров Зап., правее наш траверсный гребень

перевал Советских Офицеров Зап (5460)

Прошли интересный траверс трех вершин (5700-5680-5750). Прохождение осложняла мягкая порода и разваливающиеся скалы.

Вершина справа (5700), названная нами Гнездо Будимира - точка выхода на траверс

На заднем плане пик Чатагай (6133)

Справа от гребня пик Зорташ (6121)

На пик Советских Офицеров (6233) прошли новый маршрут, по контрфорсу восточной стены (часть подъема на перевал Харченко) и северному гребню. Перевал назвали в честь Алексея Федоровича Харченко, известного московского туриста, внесшего большой вклад в исследование и прохождение первых перевалов Музкола. Теперь перевал Харченко (6101) – самый высокий перевал Восточного Памира.

Пик Советских Офицеров (6233) и перевал Харченко (6101). Маршрут нашего подъема по границе снега и скал

Верхний участок подъема на перевал. Вышли на снежные поля, обходим сбросы

Лагерь на перевале Харченко. На заднем плане вершина пика Советских Офицеров (6233)

Вид на запад. На горизонте пики Революции (6974) и Коммунизма (7495)

На горизонте Заалайский хребет

Вершина пика Советских Офицеров

В походе прошли пару красивых и интересных каньонов. Везде была возможность обхода, вдоль русла шли специально, после тропежки в снегах получили удовольствие от прохождения простых прижимов и бродов рек.

С перевалов Таджикских Вертолетчиков и Советских Офицеров Зап. сняли записки групп под руководством Ржепаковского и Рахимова от 1984 года.

Слева пик Советский Таджикистан (6116), правее внизу перевал Таджикских Вертолетчиков (5401)

В конце маршрута сходили на вершины Белая Пирамида (6028) и Зорташ (6121). На Зорташе до нас были только американцы в 2009 году.

Слева пик Зорташ (6121), правее Белая Пирамида (6038)

Подъем на перемычку между Белой Пирамидой и Зорташем

Белая Пирамида с гребня Зорташа. Справа внизу наш лагерь. На горизонте пик Коммунизма

Вершинная башня Зорташа, вид с Белой Пирамиды

На вершине Белой Пирамиды (6038), на заднем плане пик Советских Офицеров

На гребне пика Зорташ

Спортивная часть окончена, спускаемся вниз

Луна над пиком Советский Таджикистан (6116)

Правее высокой вершины пики Зорташ и Белая Пирамида. Слева пик Cоветский Таджикистан

Каракуль

Поход окончен, идем купаться

Команда выражает благодарность компаниям НПФ Баск и Альпиндустрия за поддержку.

На вершине Зорташа

Фотографии Андрея Потапенко и Сергея Романенкова

Категория: Каталог статей / Статьи о туристах и туризме / Отчеты о походах

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.