Болотами Волыни

Автор: enakievets от 7-12-2011, 20:44, посмотрело: 2216

0

Поход проходил по территории Волынской области в мае 2011.В походе принимало участие два человека — Илья и Денис. Без лишних вступлений и расшаркиваний, приступаю к отчету.

Из-под кустистых бровей на меня смотрела полноватая женщина. Только что прожевав свой бутерброд и теперь спрятав наконец шуршащий пакетик, принялась изучать попутчиков. "А ви до якої станції їдете? - отвлек ее от созерцания немолодой уже мужчина с рыхловато-землистым лицом. - А то я в Маневичах виходжу.” Поезд сделал свое привычное тух-тух. Женщина наклонилась вперед, с темненьких усиков упало несколько крошек. «В Ковель, - ответила она с отдышкой, - Спати вже сенсу не має”.До Ковеля нам не нужно, а вот Маневичи — это как раз по расписанию. Скоро выходить, значит.

Станция Маневичи встретила нас шелестящей прохладой — на часах полпервого ночи. Люди быстренько разбрелись по своим домам, а мы, тем временем, вышли на главную дорогу. От вокзала свернули налево, перед глазами антрацитово заблестел маневичский асфальт. Поезд уже увез усатую женщину в Ковель, а нам совсем в другую сторону. Вот брызнул лужей полуночный велосипедист, а справа засияли ржавые скрипящие прожекторы. Несколько горят ровно, а один вспыхивает блым-блым-кр-р-р, блым-блым. Потом снова, зарядил, кр-р-р-блым-кррр. Прожекторы светят ярко.Особенно отчетливо в их свете выделяется колючая проволока над высоким бетонным забором. Да две караульные вышки за ним. Кр-р-р. Мы проходим исправительную колонию Маневичей. Быстрей отсюда.

Впереди маячит силует — по походке ясно, что это девушка. Нам как раз по пути. Не заметили, как огни практически все остались позади. Дальше — еще меньше. Здесь ложатся рано. Стало совсем тихо, только впереди гулко так, цок-цок-цок. Каблучки. Белое платье, легкая походка — приятное начало. Поворот дороги. Цок-цок. Все. Стихло. Мы одни. Входим в лес — Маневичи закончились. Сразу понимаешь, насколько это другой лес — ни Святогорск, ни Крым и ни Карпаты. Возможно здесь, еще будучи девкой, бегала Леся Украинка и потом, спустя годы, напридумывала мавок, болотников и кикимор. А может и ненапридумывала.

Фонарики высвечивают огромные замшелые муравейники и высокие скрипящие сосны; ноги проваливаются в мягкий сфагнум и натыкаются на коряги и гнилые пни. Остановились. Вдохнули полной грудью. Другой лес. Не наш. Сказочный. Здесь водятся лешие, из-за желтоватой прошлогодней осоки выглядывают водяные и осклизлые упыри. Своими булькающими голосами они заманивают путников в топь, на верную погибель. А на кочках сидят жидкогрудые русалки и предлагают полакомиться блинами с куманикой. Сказка, правда? Но в каждой сказке есть доля чего-там. А нам, несмотря ни на что, пора спать.

День первый (именно этот считаем началом похода)

Утром лес не был таким загадочным, как вчера, после первого впечатления, но все равно казался диким и древним. Чтобы отметить свое прибытие, мы вкусно позавтракали и насладились пуэром. Денис мастерски готовит этот напиток — моет сухой пуэр, прогревает кружки, настаивает нужное время. В итоге получается бодрящее и ароматное зелье с характерным запахом дубовой коры. Если пуэр приготовлен не верно — он пахнет сырой рыбой и тиной. Некоторых выворачивает.

Подзарядившись, выдвигаемся. Навстречу из-за пригорка выкатил лесник на старенькой «Украине» - крепкий такой дядька, розовощекий.

Погутарив о том, о сем, идем дальше. Входим в поселок Городок. Домики ровненькие, почти возле каждого березки колышутся, цветочки мелькают; на дороге аккуратненькая грязь. И тут: «Агов!, - мужичек, лет тридцати спешит к нам через огород. Бежит. Прям по грядкам с молоденькой картошкой и помидороми, подминая под себя ботву. А за ним собака чешет, хвостом колорадских жуков сбивает. - Стій, кажу!” Стоим. "Здоров будь! А куди це ви з такими мішками?” - говорит. Я: "Вітаємо.Так ми ж туристи. От мандруємо, повітрям свіжим легені свої від бруду рехтуємо, - показываю на себя. - Я — Ілля, а це мій друг Денис” Мужик: «Ясно! Я, Володя, - обмениваемся рукопожатиями. - І звідки ви такі туристи йдете? Зі Львава, мабуть?” Денис: "Та ні, бери далі — з Донеччини.” В. :”Що, аж звідти пішки йдете?, - простоватое лицо Володи изображает крайнюю степень недоумения. - Та брешете!” Я: "Та ні, ми поїздом до Києва, а звідти до Маневич, - машу рукой за спину. - До речі, зустріли лісника вашого.” В:”Та то не наш був, то маневицький. Слухай! - Володя лукаво улыбается, щурясь как сытый кот на солнце. - Мені б пивка, я б вам саму найкращу дорогу показав - туди, куди вам далі там треба” Я согласился, но попросил его сфотографировать. Володя расцветает на глазах - мозолистые руки вытираются о видавшие виды штаны, улыбка сияет.

Пса своего схватил, гладит, что-то ему приговаривает. Проводил нас Володя до конца улицы, а там новые товарищи, уже хорошо холодненькой накидавшиеся. Но какие-то человечные, правильные что ли. После пятнадцати минут разговора, каждый вызывается показать более правильную дорогу, более прямую и менее топкую, одновременно споря, кто из них неправ. Володя попал под горячую руку и схлопотал подзатыльник, чтоб не умничал. Чтобы как-то подбодрить его, мы угощаем его двумя запотевшими бутылочками «1715», купленых у пышнотелой и веселой хозяйки местного генделика. Володя понимает, что сегодня звезды к нему благосклонны и спешит нас провести. За это время мы становимся ему лучшими друзьми и самыми желанными гостями в доме. Напоследок, поблагодарив радушно настроенную компанию, спешим покинуть Городок. И так задержались...

Дальше по дороге на запад, а там на север. По правую сторону остается поселок Градиск, по левую, чуть в стороне — озеро Засвинское. Насыпная дорога вся в рытвинах и ямах, заполненых стоячей рыжей водой.

Со временем их становится больше — приходится обходить широкой дугой, продираясь через заросли трясущегося ольховника и темных елей. Ближе к вечеру, стало настолько трудно идти, что приходиться выдрать себе из ясеневого куста прочную палку и передвигаться теперь медленно и осторожно, проверяя каждую лужу. Вот идешь себе, смотришь — трава блестит, думаешь что только сверху влага, а палка возьмет, да и уйдет в  жижу на полметра, иногда на метр. Самое главное в таком путешествии — это обувь, ведь если ноги промокнут, непременно натрутся мозоли, а ходить с разорвавшейся кожей между пальцами то еще дело. Начинает темнеть. Мы сворачиваем направо — углубляемся в чащу по еле приметной тропке. Через полчаса перед нами озеро Хидча. Берега топкие, ботинки чавкают в густом пушистом сфагнуме.

 

Если бы не мох, было бы получше, но длинные слебли с маленькими копьевидными листочками работают подобно губке, замечательно впитывая и удерживая воду. При обилии сфагнума, местность заболачивается, но вода на удивление прозрачная и вкусная. Именно сфагновые низинные болота, как здесь, образуют торфяной слой, глубина которого может достигать шести метров.Нам повезло найти сухое место для палатки и костра.Там и дрова нарубили, приготовили ужин.

Эта ночевка запомнилась особенно хорошо: мы стоим посреди небольшого сухого клочка земли на берегу озерца, а вокруг только топкие болота с зеленоватыми колышущимися островками ряски и яркими пятнами кувшинок. Вот настоящая тишина!

Только кто-то скрипит и шуршит в сухом вереске. Стихло. Солнце, наконец, зарылось в болото, краски заката померкли, на небо высыпались звезды. Красота.

День второй

С утра завтрак, мате и в путь. Возвращаемся на вчерашнюю дорогу, с направлением на север. На западе, где-то во-о-он за той толстенной, расколотой молнией липой, лежат окраины поселка Нова Руда; на востоке — урочище Ровный Бор. По сравнению со вчерашним, сегодня стало посуше.

Грунтовка выровнялась, как-то покультурнела, а там, как-то незаметно, уперлась в асфальтовую дорогу. Несколько километров по ней и мы в Лишнёвке — небольшом, вытянутом вдоль трассы поселке. За Лишнёвкой снова свернули на проселок. Под ногами захлюпало. По обе стороны блестят неглубокие каналы - для отвода лишней воды.

Сейчас мы проходим по самому краю знаменитого Черемского заповедника — практически непроходимой болотной топи, небольшого участка Волынского полесья с еще сохранившимися эндемичными растениями и животными. В центре этой мари плещется таинственное озеро Черемочное, на топких берегах которого борется за место под солнцем невзрачная Шейхцерия Болотная — краснокнижный символ заповедника. Только кому какое дело до этой травинушки, кроме самых фанатичных натуралистов — прыгать с кочки на кочку посреди ненадежного зыбкого студня под ногами - тот еще кайф. Зато какое удовольствие для здешних тварюшек — ни тебе грохочущих железяк о четырех колесах, ни унылых лесников с легким этиловым перегаром. Плодись и размножайся!

Подходим к озеру Лесное. Только оно так, зараза, спрятано, что подойти к нему ровным строевым шагом ну никак не получается. Забираем по увереной, протоптаной грунтовке влево. До озера метров двести. Снова влево. Озера нет. Темнеет. Снова плавный поворот. Так мы по закручивающейся спирали, шаг за шагом, приближаемся к цели. Или нет? Это вернее! То что мы называли удобной и распрекрасной дорогой, превращается а гать, а дальше в изрытую кабаньими копытами раскисшую массу. Ступить, не попав в наполненный водой размазанный след, сейчас уже невозможно. Просторные поляны болотной клюквы исчезают и сейчас приходиться буквально втискивать себя между корявенькими березовыми стволиками, балансируя на одной ноге, чтобы не упасть. Дальше уже так много воды, что не пройти. Ёрш твою медь! Идем назад по своим следам. Чтобы попасть назад на дорогу, тратим полтора часа. Поскакушки затягиваются. Другая дорога тоже сворачивает влево. Вот еще чуть-чуть. И еще. Ну-ну! Нет, озера как не было, так и нет. А мы все сворачиваем. Тут Денис, шепотом: «Стой. Смотри, видишь?» Слежу за его рукой. А-га-а! Там, раздвигая мощным рылом дрожащие осиновые веточки, довольно рыкает матерый кабан.

Такой мордой, хоч пацюкив бый. Мы снимаем рюкзаки и я осторожно приближаюсь на несколько метров с фотоаппаратом. Хруст под ногой и кабан, оторвавшись от сладких корешков, смотрит на меня своими ореховыми глазками, между которыми красуется здоровенный мокрый пятак. «Илья, он на тебя смотрит» А теперь тихо назад. Медленно. Кабан взрыкнул и не отводя своих немигающих оловянных глаз, взрыл копытом. В паре метров от кабана, смеясь и повизгивая, выбегают несколько полосатых кабиньих детишек. Миг, и все семейство несется через дорогу, через секунду с треском исчезая в зарослях сухого орешника. Еще минута и все звуки стихают. Ух, пронесло!

Впереди снова топкая грязь, следы кабанов, трухлявые стволы елей и редкие кочки в обильном уборе из брусники и вороньего глаза. Нет, здесь тоже не пройти.

Возвращаемся. На Лесное озеро мы сегодня не попадаем. Берег настолько топкий, а подлесок густой, что ни пройти, ни палатку поставить. Ночуем неподалеку от ручья с прозрачной и желтоватой водой, со своеобразным глинистым привкусом. Устали, аки собаки, промокли. Зато, когда затрещал огонь, в котелке начала булькать ароматная еда, а по кружкам разлит чай, жизнь снова стала прекрасной и удивительной.

День третий

Позволили себе поспать чуть подольше. Было немного обидно за вчерашнее, что так Лесного и не увидели. На карте то оно одно, а на деле другое. Да и ладно. Двигаемся на север. Проходим урочище Долгий Лес. Большая его часть остается по левую руку, по правую — урочище Кухов Груд, а чуть дальше, урочище Чиж. Несколько раз сворачиваем не туда, куда нужно. По обочинам старых дорог на соснах видны зарубцевавшиеся уже косые метки, напоминающие оперение стрелы. «К вырубке». Но о них забыли.

Иногда, кажущаяся наезженой дорога исчезает, растворяется. Из щетинистого дерна торчат полусгнившие квартальные столбики с выцвевшими номерами. Пару раз проезжают лесники в угловатых «бобиках», но им до нас никакого дела.

Когда закатные краски выползли на небо, мы подходим к восточному берегу озера Червища. Воды пока не видно, пришлось оставить рюкзаки и поискать наиболее удобный проход. Нашли. Возвращаемся за рюкзаками, идем.

Озеро оказалось намного большим, чем я представлял. Противоположный берег украшает темнеющий частокол сосен. Именно за них сейчас ныряет солнце.

Вдоль берега снова движемся на север, в поисках сухого места для бивака. Почва очень скоро из просто влажной, превращается в сотрясающееся зеленое море с выходящими из него горбатыми кочками. Прыгаешь на такую, наклоняешься, удерживая равновесие и слышишь, как хрустят рвущиеся корни, как осыпается земля в холодную воду. Упираешься палкой понадежнее, отталкиваешься, переносишь вес и долетаешь до кочки (обе ноги ну никак не помещаются) и слышишь кхр-р-р, плюх. Кочка рвется, сползает вниз, а ты по колено в воде, если повезло. В метре от тебя на поверхность поднимаются жирные пузыри. Выкарабкиваешься на соседний холмик весь в ряске, в обрывках корней и подгнившего мха. Так мы сигали с кочки на кочку около часа (отличнейшая, скажу вам, тренировка на равновесие и устойчивость психики), а там и нормальный, твердый берег. За нашими странными траекториями наблюдали двое мужчин, рыбачивших на озере. Они даже встали в полный рост в своих лодках, рискуя перевернуться, но такого редкого зрелища пропустить не могли. Я тоже посмотрел бы на себя со стороны.

С трудом нашли место для палатки. С костром повезло больше — два кривеньких деревца служат надежной опорой для тросика, а небольшая ямка под ними, отличное кострище. Я удобно расположился у приваленной к земле березы — ствол эргономично вписался во все изгибы позвоночника. Лежу так и всматриваюсь в накатившую ночь. По спиральным молодым листьям папоротника ползают нагулянные светлячки, за спиной что-то угрюмо булькает, а вдали какая-то птичка имитирует простреленную насквозь голодную собаку. Эти звуки сопровождаются прерывистыми скулящими выкриками с другой стороны. Они срываются в жалобные вздохи и кудахтанье.

Костер тихо постреливает искрами. Вот головня развалилась. Зашипело. В тарелках остывает немудреное, но такое вкусное варево. Макароны и сардины в масле. Никакой ресторан сейчас не сравнится с этим кушаньем. Потом пошли разговоры. Ну, подобные разговоры обычно рождаются в такой обстановке, когда устанешь, но не настолько, чтобы по-быстрому набить брюхо и завалиться на боковую. О друзьях говорили, о дружбе, о любви, о вечности и времени, что нам отпущено и что с этим делать. Все о том, к чему обращается каждый из нас. Только не всегда находит на это минутку. Пора спать.

День четвертый

Накануне вечером, у нас в голове уже проскальзывали вопросы: «А как, собственно, мы будем отсюда выбираться. Не по вчерашним кочкам же?» К обоюдному облегчению, в пяти минутах от стоянки обнаружилась дорога, тянущаяся на запад. По карте она однозначно была, но ее не подтопило просто случайно. Мало того, ей частенько пользуются. Вон следы мотоциклетных шин, а там чей-то сапог остался. По ней идти относительно удобно. Через сто метров пересекаемся с другой дорогой, а там еще одна. Здесь их много. На Червища приезжают рыбачить из Лобны и Кухотской Воли, что в нескольких километрах к северо-востоку.

Обходим озеро с севера, сворачиваем на юго-запад. Дорог действительно много, но большинство заканчивается тупиками. Погода стоит солнечная, не чета вчерашней ветрености и тучам. Входим в поселок Новые Червища. Его окраина как раз упирается в железобетонный мост. Под мостом река. Видно, как она распадается на множество рукавов, русел и ручейков. Между отдельными потоками образовались отмели, но некоторых шумит ива и рогоз. Наиболее крупные отмели образовали целые острова. С ближайшего доносятся крики каких-то птиц. Река эта — Стоход.

Верно подмечено. Неторопливая и ветвящаяся, как множество ленточек. Стоход — один из крупнейших притоков Припяти; вместе они образуют широкую, богатую влагой пойму. Сразу за мостом, на небольшом взгорке, Рудка Червинская. В этом поселке почти на каждом столбе расселись аисты в шикарных гнездах. Топчутся там, клювами щелкают и детей своих ненасытных подкармливают.

За Рудкой нам на северо-запад. Попадаются несколько огороженных и окультуренных могил: одиночные, групповые. Здесь проходили масштабные межэтнические стычки, во время войны процветала партизанщина.Эту землю все время разрывали на куски. То она переходила к Польше, то была в составе Российской империи, то снова Польши. До начала Великой Отечественной присоединена к УССР. Много всего было. Вот и пооставались сейчас памятники тех событий, которые до сих пор помнят и почитают.

Входим в урочище Ливни.

Отсюда рукой подать до поселков Гуты-Боровенской и Полиц. В Ливнях знакомимся с лесником. Он и рассказал нам немало интересного о здешней истории. С нас взял слово, чтобы мы перед уходом проследили за костищем, чтобы ничего не загорелось.

Остановились на ночлег под огромной и старой елью. Своими широкими, растопыренными лапами она соприкасается с соседними елями, что создает ощущение уюта и защищенности.

Вода близко. Замечательно. Остается только шишки пособирать на месте под палатку, чтобы места постные не понатирать.

День пятый

С утра дорога просто отличная. Сухо, под ногами — упругая хвойная подстилка. Целый день по лесу. Проходим урочище Черемошное. Местность постепенно понижается, снова становится сыро и топко.

Небо заволокло рваными тучами, моросит мелкий дождь. Прекращается. Через пару часов снова. Остановились в березовом колке с вкраплениями осины и ольхи. К воде идти далековато. От места стоянки напрямик, через два высоких муравейника, затем налево. Ориентиром служит ободранный раскуроченный куст с играющим на ветру ярко-синим обрывком.

Ночью кто-то снова заунывно канючит и хрипит,а сразу за пологом палатки перетаптываются чьи-то осторожные лапы.

День шестой

Утром через урочище Липники, оставляя далеко справа Клетицк и Яловацк, выходим к Нуйно на ж/д остановочный пункт. Поезд, идущий с Камня-Каширского привозит нас в Ковель. Несколько часов нарезаем круги по Ковелю, в ожидании поезда на Львов.

Во Львове мы  без пятнадцати семь утра. Оставляем рюкзаки в камере хранения и целый день гуляем. Сегодня День Города и посмотреть действительно есть на что.

После нескольких дней скитаний по кабаньим тропам и гатям отвыкаешь от суеты и сутолоки. Зато сколько во Львове всех собралось! Все выходят на улицы, показать  мастерство: разнарядные музыканты и певцы, молодые и хитрые фокусники, усатые стеклодувы и пекари, кузнецы, гончары и многие другие.

Кофе льется рекой, пива целые моря, а кушаний разных на любой вкус и кошелек.

На следующий день добираемся в Харьков, а тут уже до дома рукой подать.

Красивое и необычное путешествие закончилось. Край болот и озер раскрыл свою душу. Осторожно так, малыми порциями. Но зацепило. Чего и всем желаю.

                     P.S.    Участники похода:

Автор: Илья Багатиков

Категория: Каталог статей / Статьи о туристах и туризме / Отчеты о походах

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.