» » 90 лет назад житель Енакиево начал развитие отечественного альпинизма

 
 
 

90 лет назад житель Енакиево начал развитие отечественного альпинизма

Автор: enakievets от 28-08-2013, 19:55, посмотрело: 1377

0

Сегодня исполняется 90 лет со дня восхождения на Казбек, с которого началось развитие массового отечественного альпинизма: 27 августа 1923 года группа советских альпинистов, студентов Тифлисского университета во главе с Георгием Николадзе поднялась на вершину...

Георгий Николадзе до революции жил и работал в городе Енакиево на Петровском металлургическом заводе (прежнее название ПАО ЕМЗ) в должности начальника доменного цеха.

Из книги Павла Рототаева "К вершинам. Хроника советского альпинизма":

27 августа Казбек принял на своей вершине 18 первых советских альпинистов во главе с проф. Г. Н. Николадзе, который объединил и подготовил к этому восхождению группу грузинской молодежи. Путь на Казбек этой группе показывали такие знатоки, как Гаха Циклаури и Ягор Казаликашвили.

Правда первым горовосхождением в советское время был подъем на Казбек в 1920 г. Марии Павловны Преображенской, учительницы из Владикавказа и ее постоянного спутника, известного в то время кавказского проводника Яни Безуртанова. Преображенская начала исследовать Казбек в конце XIX в. Ее усилиями еще в довоенное время на вершине была установлена метеобудка. Теперь, после долгого перерыва, Преображенская поднималась на Казбек, чтобы снять показания приборов.

Это восхождение небольшой группы любителей гор — а таких немало совершалось в прежние годы, — естественно, не могло послужить толчком для развития массового альпинизма в советское время. Этому препятствовало почти полное отсутствие традиций, опыта, материальной базы и кадров восходителей. К тому же значительная часть из небольшого числа дореволюционных восходителей прекратила по различным причинам поездки в горы.

Исторически сложилось так, что наилучшие условия для развития альпинизма имелись у грузинских любителей гор. Здесь и горы были рядом, и оставались еще опытные проводники (такие, как Гаха Циклаури, Котэ Пицхелаури, Ягор Казаликашвили, братья Яни, Абзи и Иса Безуртановы, Андрей Топадзе). Да и молодежь, особенно студенческая из только что созданного Тифлисского университета, все больше интересовалась горами.

Такие настроения горячо поддерживал Георгий Николаевич Николадзе, бывший тогда доцентом университета. Николадзе вернулся в Грузию из Донбасса в 1918 г. Вскоре он выступил перед широкой аудиторией педагогов, студентов, членов спортивного общества "Сокол” с рассказом о своих поездках в Альпы еще в юношеские годы и о стремлении людей к вершинам. "Я чувствую некоторую неловкость из-за того,— заключил он свое выступление, — что у себя на родине в Грузии я не побывал ни на одной вершине. Нам нужно изучать нашу богатейшую природу от лазурного моря до вечных снегов горных вершин. Для этого у нас есть замечательная молодежь”.

Встреча Николадзе с молодежью явилась отправным моментом для путешествий по Грузии школьников и студентов. В ходе таких походов у Николадзе сложилась идея организации восхождения на Казбек. Окончательно решение было принято в марте 1923 г. на встрече давних друзей: А. Джавахишвили, Г. Николадзе, А. Дидебулидзе, И. Асланишвили, А. Топадзе.

К намеченному восхождению развернулась деятельная подготовка. Весной и в начале лета проводились походы университетской молодежи в горах республики с целью тренировки и отбора кандидатов в группу восходителей. Много труда было вложено в поиск необходимого снаряжения. Нелегко было в те годы достать и требующиеся для восхождения продукты. Особую заботу вызывал подбор обуви. О горных ботинках не могло быть и речи. Решили изготовить "бандули” (вид чувяков из сыромятной кожи, имеющих вместо подошвы плетеную сетку из сыромятных же ремешков), в которых обычно ходят горцы в горах.

Наконец, 22 августа 1923 г. группа из 27 человек прибыла в селение Казбеги. После отдыха и тренировок, в том числе восхождения ряда участников на вершину Шино, восходители в сопровождении проводников Я. Казаликашвили, Л. Кушиашвили и А. Безуртанова 26 августа прибыли к Девдоракскому леднику, по которому был намечен путь к вершине. Следующую ночь они провели в районе полуразрушенной "Ермоловской хижины”.
Не имевшие опыта восхождений, участники с трудом продвигались к вершине. Дул сильный порывистый ветер, мороз достигал 20°. Некоторые были вынуждены возвращаться, а наиболее ослабевших приходилось сопровождать. Оставшиеся упорно продолжали идти к цели.

В 15 часов 30 минут 18 человек, наиболее стойких, собрались на вершине Казбека: Г. Николадзе, Я. Казаликашвили, А. Агниашвили, Г. Алиханов, И. Кукавадзе, Ш. Мамтавришвили, И. Матиашвили, В. Мчедлишвили, К. Потенкорф, Ф. Баумгауер, М. Чинчирадзе, П. Романкевич, завхоз группы Сандро (Фамилии завхоза установить не удалось), а также пять девушек — Маро Бежанишвили, Елико Лордкипанидзе, Асмат Николайшвили, Маро Ткавадзе и Лида Чхеидзе.
Вслед за победителями на Казбек направились участники первой научной экспедиции Геофизической обсерватории Грузии во главе с А. Дидебулидзе и проводниками Г. Циклаури и А. Топадзе. В группе Дидебулидзе шла представительница впоследствии широко известной семьи грузинских восходителей Александра Джапаридзе.

 

Маро Ткавадзе (слева и в центре), одна из участниц восхождения на Казбек в 1923 году, на выставке Александра Сидоренко, Москва, 1986 год. Фотографии из архива Леонида Мача.

Группа А. Дидебулидзе, в которую, входили А. Джапаридзе, Г. Авалишвили, И. Асланишвили, А. Вейс, К. Папинаришвили, В. Тугашвили, А. Топадзе, Г. Циклаури, достигла Казбека 3 сентября 1923 г. Сам профессор Дидебулидзе, инициатор и руководитель восхождения, в этот раз не смог побывать на вершине: уже на высоте 4500 м у него проявились симптомы горной болезни. То же случилось и с некоторыми другими участниками группы, и их пришлось спускать вниз.

Всего в двух группах на Казбек поднялось 26 человек. Так сбылась мечта Г. Николадзе о массовом восхождении на родные горы. Признанный зачинатель советского альпинизма, он прожил краткую, но яркую жизнь, неразрывно связанную со спортом. В юности он хорошо плавал, был отличным гимнастом. Учась в Петербургском технологическом институте, продолжал заниматься гимнастикой и легкой атлетикой, участвовал в пробеге на буерах по льду Финского залива из Петербурга в Кронштадт, являлся одним из ведущих деятелей спортивно-гимнастического общества "Сокол”. В 1910 г. на Всесокольском слете в Софии (Болгария) он завоевал призовое место по гимнастике, а в 1912 г. на Всесокольском слете в Праге — первое место по шестиборыо, в которое входили гимнастика, бег, прыжки, метания диска и копья.

Известный металлург, ученик М. Курако и И. Бардина, Николадзе стал инициатором развития советской ферромарганцевой промышленности. В 1929 г. он защитил диссертацию по математике в Сорбонне (Франция), где ему была присуждена степень доктора наук.

Любовь к горам Николадзе пронес через всю жизнь. В юношеские годы он неоднократно посещал Альпы и совершал в них восхождения (вершина Тэт дю Жеан и др.). Вернувшись в родную Грузию, он энергично прививал любовь к горной природе молодежи. Венцом этого и стало организованное им восхождение на Казбек. Затем он проводил штурм Эльбруса и других вершин.

Широкие возможности развития альпинизма в нашей стране подтвердил и подъем на Авачинскую сопку на Камчатке. Сюда 5 августа 1923 г. поднялась с краеведческими целями группа любителей природы во главе с В. Арсеньевым, неутомимым исследователем Дальнего Востока. В группу входили председатель Камчатского губревкома М. Савченко, комиссар того же ревкома А. Марков, ботаник П. Новограбленов и природный камчадал, прямой потомок первопроходцев Аляски во времена Русской Америки Л. Колмаков.

Восхождения 1923 г. на Казбек стали крупнейшим событием нашей страны в области горовосхождений — они положили начало советскому альпинизму. В них ощущались черты нового в сравнении с досоветскими покорениями горных вершин, да и практикой зарубежного альпинизма. Такими чертами стали массовость (значительное число участников в одном восхождении), большая подготовительная работа по изучению природы гор и условий восхождений, предварительная тренировка перед штурмом основной вершины. В дальнейшем участники первых групп восходителей продолжили покорение других вершин, привлекая к нему широкие круги молодежи.
В те же годы заявила право на существование и другая форма организации восхождений, получившая у нас название самодеятельной группы. Форма эта не отличалась от принятой в зарубежном альпинизме. Собирались несколько любителей гор, выбирали объект восхождения, готовили снаряжение и питание, проводили предварительные тренировки, в намеченный срок выезжали в горы и стремились осуществить свои планы. Все это делалось участниками за личный счет, своими силами и под свою ответственность. Первая такая группа была организована Б. Делоне (в нее входили Н. Зельгейм и Г. Цуверкалов), имевшим опыт восхождений в Альпах. В 1925 г. она взошла на Суфруджу, Большую Хатипару и Клычкаракая.

В дальнейшем самодеятельными стали называться группы молодежи из физкультурных коллективов предприятий, учреждений, учебных заведений. В них все делалось самодеятельным порядком: изыскивалось или изготовлялось снаряжение, заготавливалось питание, разрабатывались маршруты, проводились консультации с бывалыми восходителями. Затем группа выезжала в горы и действовала по своему плану. Такие группы состояли из молодежи, выступали от определенного коллектива при его поддержке и отчитывались перед ним за свою работу. Выезды самодеятельных групп становятся традиционными, проводятся ежегодно многими коллективами, причем участники совершают все больше восхождений по более сложным путям к вершинам. Особенно крупные из таких групп и выступили инициаторами создания новой формы организации практической работы восходителей в горах — альпинистских учебных лагерей.

Категория: Новости

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.